Лайкохота:
курс для писателей

Ваш личный конструктор странного.

Лайкохота:
курс для творчества

Ваш личный конструктор странного.
Индийский патрульный решил нарядиться богом смерти Ямой, останавливать мотоциклистов без шлема и… дарить им бесплатные шлемы. Вот вы удивились, а выпускники «Лайкохоты» сразу придумали бы разные тексты, основываясь на этом сюжете.
Учебная программа может быть какой угодно, но не может быть скучной. Делая очередной курс, я обычно переживаю, что он окажется постным и нудным (потому что я же сам нудный). Если «польза» отгружается «не увлекательно», она теперь вообще не отгружается, такая вот методическая проблема.

Поэтому я долго обмозговывал, как построить продолжение базового курса «Учимся писать тексты». Ок, после «базы» люди освоили азы, что из этого следует?

— Что у них больше уверенности в своих силах? Чаще да, чем нет.
 — Что они могут выполнять более сложные и интересные задачи? Скорее всего.
 — Что наконец можно перейти от линейной «логики правил» к «творчеству»? Ага!

Но чему именно учить? Рассказам и прочим художественным формам? Художественного я сам не пишу. Узкоспециальным областям (деловые письма, текст в интерфейсах, лендинги и проч.)? Можно, но с головной болью «как набирать группу»: спрос на узкоспециальное — меньше. И я люблю собирать группы из самых разных людей — так им веселее (и не люблю активное рекламное продвижение). Учить сложным языковым вывертам? Про них уже есть другой курс и практика показала: его лучше проходить как третий, а не как второй. Так чему учить?

Ходил и думал, лежал и думал, пинал стены, грыз мебель.

Потом я вспомнил, как студенты оживляются на пятом — «самом странном» — домашнем задании базового курса. И понял: «остранения» всё ещё не хватает и миру, и ученикам (если не знакомы с этим концептом Виктора Шкловского, вот вам остраненческий манифест).

«Странное» — то, чего не ожидают. Неожиданное, как я знаю из метаисследований всякого neuroscience, процессится мозгом иначе, чем ожидаемое, привлекает больше внимания, лучше запоминается. Это полезно для творческих работ, для маркетинговых заходов, для объявлений, для постинга в соцсетях… — та самая универсальность подхода, с которой можно собирать совсем разных студентов.

Текстов стало так много, что «выделяться» — необходимо, чтоб тебя заметили в текстовых потоках. Неожиданность / оригинальные подходы к заезженным темам (да и вообще любым темам) помогают быть замеченным. И облайканным.

В истории искусства нет исчезающих форм и нет чистых повторений. Старое возвращается новым для того, чтобы новое выразить. Старое бросает на новое цветную, часто ироническую тень.
Виктор Шкловский
Шкловский описывал остранение на уровне отдельных образов, а я решил строить «Лайкохоту» на жанровом остранении. То есть: авторы каждый раз выбирают для содержания «непривычный» формат или для знакомого формата — «непривычное» содержание. Пока что мы провели две охоты, летнюю и зимнюю, и подтвердили гипотезу: правильно исполненное остранение преобразует любую тему.

Можно писать о хобби как Павел Костюрин или на профессиональные темы как Наталья Рыбалкина. Использовать этнические сеттинги (Мария Каргаполова) или актуальную повестку (Юлия Баринова). Смешивать медитацию с некрологом как Марианна Башкирова или котов с Конституцией как я. И даже, подобно Анастасия Руднева, глумиться графически. Всё можно, это ли не прекрасно?

Такими «сдвигами» можно разнообразить личный блог, рассылку, журналистские публикации. Применений много, главное — научиться быстро придумывать и делать «оригинальнее».

Только форматных сдвигов мне, конечно, было мало. Кроме самого остранения лайкохотники разбирают, как собственно работает юмор (comic premise, comic perspective, гиперболизация, столкновение контрастов…), особенности соцсетевых публикаций, работу с сеттингами и собственной мотивацией.

Пока что «Лайкохота» — это пять уроков за пять недель (позже появятся уроки-дополнения), и она проходит «на публике», прямо в Тимуроки-чате выпускников, где больше сотни участников. Охотники обязательно публикуют несколько домашних заданий (в Facebook или Instagram): раз вы, пройдя базовый курс, перестали быть новичками, то дальше тренируем mindset автора и первым делом убиваем страх публичности.

Как методист, я всё ещё удивляюсь: делаются сдвинутые тексты «по схемам», а выглядят зачастую как нечто сымпровизированное, нафантазированное, короче, «художественное». Что ж, это часть моего личного «зачем я работаю»: нравится доставать из воздуха методы-инструменты и делиться ими, чтобы у вас появлялось больше возможностей.

P. S. Что? Вы не поверили в историю про бога смерти?!

ок, у меня не получилось подтвердить, что это именно патрульный
Тимур Аникин, четырнадцатое мая 2021.
Иллюстрация — Светлана Гроссу.

Хотите читать наши статьи ещё до их публикации? Оформите Патреон-абонемент.